Септическая форма ревматоидного артрита (неспецифического инфекционного полиартрита) — это самый тяжелый вариант клинического течения. Форма эта была впервые описана Coste и Delbarre (1953) под названием polyarthritis grave (тяжелый полиартрит) и А. И. Нестеровым (1955) под названием «септическая» форма инфектартрита. В литературе она часто фигурирует как «злокачественная форма».

Септическая форма ревматоидного артрита характеризуется, помимо поражения суставов, высокой лихорадкой с ознобами и проливными потами, анемией и поражением различных внутренних органов. Указанная форма развивается главным образом в молодом возрасте и имеет быстро прогрессирующее течение. Среди прочих доминируют жалобы на боли и ограничение подвижности суставов. Заболевание в большинстве случаев начинается как острый или подострый артрит, к которому быстро присоединяются лихорадочный синдром и поражение внутренних органов. Однако в некоторых случаях болезнь начинается как острый сепсис (гектическая лихорадка, озноб, проливные поты) с признаками поражения внутренних органов, и лишь через 1-2 года развивается стойкое поражение суставов, с чертами, характерными для инфектартрита. Диагноз этих случаев весьма труден. Согласно нашим наблюдениям, «септическая» форма инфектартрита может иметь различное клиническое течение и разный исход в зависимости от преобладания суставного, лихорадочного или висцерального синдрома. Наиболее благоприятное течение наблюдается в тех случаях, когда ведущим в клинической картине оказывается суставной синдром — резко выраженный и прогрессирующий воспалительный процесс в суставах с быстрым развитием деформаций и анкилозов. Обычно у этих больных лишь периодически появляется высокая лихорадка, а внесуставные поражения протекают малосимптомно (чаще всего это небольшое увеличение лимфатических узлов, печени и селезенки). При систематическом лечении у большинства этих больных удается достигнуть улучшения, иногда значительного.

Тяжело протекает септическая форма ревматоидного артрита, если ведущее место в его клинике занимает «лихорадочный» синдром — непрерывно держится высокая интермиттирующая лихорадка с ознобом, потами, истощением, анемией, резкой общей слабостью. Лихорадочное состояние так же, как и поражение внутренних органов, появляется у этих больных с самого начала болезни, иногда предшествуя появлению артрита. Артрит, наоборот, мало выражен, хотя боли в суставах очень резкие.

Наряду с поражением почек, сердца, полисерозитом и т. д. у этих больных часто наблюдаются проявления васкулита: носовые кровотечения, геморрагическая сыпь. Эффективность терапии в этих случаях небольшая. Длительная гормональная терапия иногда усиливает проявления васкулита. Особенно неблагоприятное течение и наибольшая смертность наблюдаются у больных, у которых ведущее место в клинической картине занимает тяжелое и быстро прогрессирующее поражение многих внутренних органов. Может наблюдаться, например, амилоидоз почек в сочетании с васкулитом, полисерозитом и поражением сердца или амилоидоз почек, печени, селезенки, кишечника. При этом суставной процесс как бы отходит на задний план, лихорадочный синдром проявляется лишь периодически. Лечение этих больных малоэффективно, так как поражение почек и сосудов резко ограничивает возможности терапии. Больные чаще всего погибают от почечной недостаточности, иногда в течение очень короткого времени (1-2 года).

Посевы крови у больных «септической» формой ревматоидного артрита всегда стерильны, поэтому название «септическая» правильно употребляться лишь в кавычках. Все лабораторные тесты показывают самую высокую степень активности болезни. Биопсия мышц, а также данные аутопсии свидетельствуют о наличии у этих больных генерализованного васкулита, который и является патологоанатомической основой этой наиболее тяжелой формы инфектартрита. При рентгенографии суставов определяются характерные для инфектартрита деструктивные явления (остеопороз, сужение суставной щели, узурация). В крови больных часто обнаруживают ревматоидный фактор в высоком титре. В некоторых случаях обнаруживают также и волчаночные клетки. Этот факт, а также значительный полиморфизм симптомов заставляют некоторых авторов считать эту форму переходной к рассеянной красной волчанке (Bauer, Dushayes). Однако наличие стойких деформаций суставов и характерная рентгенологическая картина, наличие ревматоидного фактора в крови и, наконец, данные аутопсий дают право рассматривать это заболевание как особую, тяжелую форму инфекционного неспецифического полиартрита.

См. также