Дифференциальный диагноз подагры базируется на результатах комплексного клинико-лабораторного обследования больного. Существенное значение придают наличию характерной клинической картины приступа. При этом учитывают анамнестические указания на провоцирующее влияние приема обильной пищи и алкоголя, а также нервно-физического напряжения; острый гиперергический характер артрита, внезапность его развития и возникновение по ночам; локализацию начального поражения в области плюсне-фаланговых суставов первых пальцев; эффективность применения колхицина, наличие полной межприступной ремиссии на ранних этапах болезни. Вспомогательную роль играют данные о зрелом возрасте больного (более 40 лет) и его принадлежности к мужскому полу, о семейной предрасположенности к подагре, о богатом пуринами, обильном питании и частых приемах алкоголя, сведения о почечнокаменной болезни с выделением уратов. Определенное значение имеют указания на эффективность лечения средствами, оказывающими преимущественно урикозурическое действие — антураном, бенемидом и т. п.

Клинически дифференциальный диагноз подагры существенно облегчает обнаружение подагрических узелков — тофусов. Связь последних с подагрой необходимо подтверждать не только характерной их локализацией и внешним видом, но и проведением биопсии (что при соблюдении элементарной асептики совершенно безопасно) с последующим химическим или микроскопическим исследованием содержимого. При этом для качественного определения соединений мочевой кислоты обычно используют мурексидную пробу.

Лабораторно дифференциальный диагноз подагры существенно облегчает обнаружение (особенно неоднократное) гиперурикемии. Для определения мочевой кислоты в крови используют микроспособ по Бенедикту, титрометрическое исследование по Гопкинсу-Фолину, энзимные методики и др. Перед проведением указанных анализов с целью исключения экзогенных влияний на уровень мочевой кислоты обязательно трехдневное пребывание на диете со значительным ограничением пуринов и жиров. Как установлено, последние в еще большей степени, чем пурины, способны повышать урикемию (Л. Г. Смирнова, Е. А. Кост). При соблюдении упомянутого условия диагностическое значение приобретает обнаружение в крови более 4 мг% мочевой кислоты. Однако следует иметь в виду, что в межприступных периодах ранней подагры обычно не наблюдается гиперурикемии. Вот почему существенное диагностическое значение приобретают функциональные пробы, способные обнаружить замедленное выделение экзогенных пуринов, поступающих в организм. С этой целью используют пробу с пуриновой нагрузкой. У больного, находящегося на трехдневной однообразной диете с ограничением жиров и пуринов, в течение всего этого периода определяют содержание мочевой кислоты в моче (по Гопкинсу-Фолину) и в крови. Затем дают пуриновую нагрузку в виде, например, 400 г жареной телячьей печени. В последующие 5 дней продолжают определять уровень мочевой кислоты в крови и моче. У здоровых после нагрузки урикемия повышается весьма умеренного +0,2 мг%. В то же время выделение мочевой кислоты с мочой в течение ближайших 2 суток резко увеличивается, а затем нормализуется. При подагре же урикемия нарастает значительнее, до + 2 мг%, однако экскреция мочевой кислоты с мочой увеличивается по сравнению с нормой в меньшей степени и нормализуется через более продолжительный период (до 5 суток). Для проведения указанной пробы можно определять мочевую кислоту только в крови или только в моче.

В числе характерных, хотя и не патогномоничных, рентгенологических признаков подагры следует прежде всего отметить наличие овальных кистовидных просветлений костных структур преимущественно в субхондральных участках и полукруглых краевых дефектов в области эпифизов. Те и другие образования в пределах кости имеют четкие и гладкие контуры. Происхождение этого симптома связано с тем обстоятельством, что ураты не дают тени при рентгенографии и, таким образом, места их отложения в кости оказываются просветленными. Четкость же границ подагрического узла обусловлена репаративным уплотнением костной структуры по его периферии.

Сравнительно редко у соответствующих больных даже в далеко зашедших стадиях отмечается диффузный остеопороз. При близком расположении нескольких участков отложения уратов кость, иногда на большом протяжении, приобретает ячеистую структуру. С увеличением в размерах подагрического узла может наблюдаться истончение и даже некоторое вздутие коркового слоя, предшествующее его разрушению.
Суставные поверхности сочленяющихся костей нередко разрушаются по периферии в связи с отложением уратов. Однако в одной из них указанный процесс обычно преобладает. Указанные сдвиги обусловливают возникновение характерного для болезни рентгенологического симптома — несоответствия протяженности суставных поверхностей костей, составляющих пораженное сочленение. Наблюдается при подагре и сужение суставных щелей.

В далеко зашедших стадиях наблюдаются значительная костная деструкция, подвывихи, иногда переломы, редко развиваются анкилозы. В значительной части случаев отмечается, развитие явлений вторичного деформирующего остеоартроза, обусловленного репаративными процессами по периферии суставных поверхностей.

Указанные выше клинико-лабораторные показатели имеют далеко не одинаковое значение для дифференциального диагноз подагры. Наиболее существенные из них были недавно (в конце 1963 г.) выделены Kellgren на Европейском региональном бюро Всемирной организации здравоохранения в качестве диагностических критериев подагры, используемых при массовых обследованиях.

Сюда входят:

  1.  содержание мочевой кислоты в сыворотке, превышающее 7 мг% у мужчин и 6 мг% у женщин, установленное энзимным методом (с помощью уриказы). При этом должен учитываться средний уровень мочевой кислоты в сыворотке у обследуемой группы населения в целом;
  2. наличие подагрических отложений в суставах;
  3. наличие уратовых кристаллов в синовиальной жидкости или отложений уратов в тканях, найденных при химическом или микроскопическом исследовании;
  4. четкие анамнестические сведения о пораженных суставах (опухание с приступами боли). Эти приступы, по крайней мере на ранних этапах, должны характеризоваться внезапным началом острых болей и полной клинической ремиссией в течение 1-2 недель.

Диагноз подагры считается определенным, если отмечаются два из приведенных выше критериев.
Дифференциальный диагноз подагрического артрита, особенно острого, иногда представляет большие трудности. В частности, последовательное, а иногда и одновременное поражение нескольких суставов при интермиттирующей форме подагры может напоминать ревматический полиартрит. Однако отсутствие данных в пользу текущего ревмокардита, относительно скромная роль инфекции в провоцировании обострений болезни и обычно зрелый возраст обследуемых позволяют исключить этот диагноз.

Против острого инфекционного неспецифического (ревматоидного) полиартрита может говорить то, что последний вообще регистрируется весьма редко, поражает главным образом женщин и протекает, как правило, с выраженным симптомом утренней скованности. Нередко уже после первого его приступа в суставах отмечается резидуальное ограничение подвижности.

Дифференциальный диагноз подагры, в частности острого подагрического артрита, часто следует проводить с рожей. Последнюю удается исключить в связи с обычной нечеткостью границ воспаления, бесполезностью антибактериальной терапии, незаинтересованностью местных лимфатических сосудов.

Диагноз бруцеллезного артрита и других специфических артритов отвергается ввиду отсутствия соответствующей общеклинической картины, эпидемиологических данных, иммунологических показателей, эффективности специфической терапии.

Отсутствие соответствующих анамнестических сведений и наличие клинико-лабораторных признаков, характерных для подагры, позволяют снять диагноз травматического артрита. Однако следует помнить, что последний иногда может являться провоцирующим фактором в развитии острого подагрического приступа.
Хронически протекающая подагра напоминает подострые и вяло прогрессирующие формы ревматоидного полиартрита. Однако последние отличаются от нее преимущественным поражением женщин, обычно сопутствующим общим похуданием, выраженностью мышечных атрофии, наличием ревматоидных узелков, характерной ульнарной девиацией кистей, большей склонностью к анкилозированию, весьма частым обнаружением ревматоидного фактора (который при подагре, по данным Coste, выявляется всего лишь в 6% случаев), более значительными глобулиновыми сдвигами и ускорением РОЭ.

Туберкулезный, дизентерийный, гонорейный, сифилитический и другие инфекционные специфические артриты исключаются в связи с отсутствием соответствующих клинико-лабораторных показателей.

Нередко дифференциальный диагноз подагры прихолдится проводить с хроническим деформирующим остеоартрозом. Этому в немалой степени способствует наличие геберденовских узелков, симулирующих подагрические узелки, а также возрастное сходство больных прогрессирующее ухудшение их состояния, нередкое развитие явлений вторичного остеоартроза в поздних стадиях подагрического артрита. Однако наличие характерных для подагры клинико-лабораторных показателей, а на ранних этапах болезни отсутствие рентгенологической картины первичного гипертрофического остеоартроза (губовидные разрастания, наличие остеофитов, локализующихся преимущественно вне суставов на боковых поверхностях эпифизов, и т. д.) решают вопрос в пользу подагры.

Подагрические узелки по своему внешнему виду и в связи с наличием в их содержимом небольших примесей извести могут быть приняты за наблюдаемые при кальцинозах поверхностно расположенные узлы. Тем не менее отсутствие в последних отложений уратов дает возможность четко различать указанные образования.
Гиперхолестеринемический ксантоматоз, сопровождающийся артритами и наличием соответствующих образований — ксантом на веках и в других местах, отличается от подагры тем, что при нем отсутствуют тканевые отложения уратов, острые суставные приступы, задержка выделения мочекислых соединений и т. д.
Диагноз уремии, протекающей с повышением содержания мочевой кислоты в крови и нередким поражением различных суставов, исключается в связи с отсутствием азотемии и соответствующих данных анамнеза и клиники.

Необходимо иметь в виду также, что пневмония, лейкемия, полицитемия, а также рентгенотерапия нередко сопровождаются гиперурикемией. Дифференцированию этих состояний от нодагры способствует наличие соответствующих им клинико-лабораторных показателей, а также отсутствие тканевых отложений уратов и характерного поражения суставов.

Гиперурикемическое влияние алиментарного фактора удается исключить, если исследованию мочевой кислоты в крови предшествует трехдневная диета с исключением пуринов и ограничением жиров.

См. также